Место бывшего Курзала (Железнодорожного вокзала)

 В1828 году умерла Мария Федоровна; новым владельцем Павловска стал брат Николая I Михаил Павлович, а затем другой великий князь - Константин Николаевич. Ни они, ни другие члены царской семьи, в собственность которых перешли дворец и парк позднее, не заботились должным образом о дальнейшем благоустройстве и даже о сохранении всего, что уже было создано.
Однако в конце 30-х годов XIX века произошло событие, которое дало новый импульс развитию этих мест: 30 октября 1837 года открылось движение по первой в России железной дороге; сначала от Павловска до Царского Села, а затем и до Петербурга.
Рельсы пролегли прямо через территорию парка, рассекая надвое обширный район Большой звезды, они тянулись совсем рядом с Музыкальным залом, а вокзал был устроен почти на берегу Славянки, всего в нескольких минутах ходьбы от дворца.
Инициатору строительства железной дороги инженеру Ф. Герстнеру и тем, кто поддерживал его проект, пришлось потратить немало сил и энергии, чтобы переубедить противников нового дела. В докладной записке Николаю I, озаглавленной "О выгодах построения железной дороги из Санкт-Петербурга в Царское Село и Павловск", Ф. Герстнер писал: "Теперь ходят гулять на Невский проспект, на набережные Невы, в Летний сад, а тогда будут с быстротой стрелы переноситься невидимою силою паров в Царское Село и Павловск и дышать там лучшим воздухом, нежели в низко лежащем городе".
Однако многие высокопоставленные чиновники решительно возражали. "Раз есть водные пути, зачем еще железные дороги?"- риторически вопрошал главный управляющий путями сообщения граф Толь. Министр финансов Канкрин утверждал, что не хватит угля для паровозов и придется истреблять леса. Сегодня абсурдность подобных доводов очевидна, но тогда с ними приходилось считаться, и они серьезно тормозили осуществление проекта.
Наконец все препятствия были преодолены, и первый поезд, который вел сам Ф. Герстнер, двинулся в путь. Сначала поездки совершались лишь по воскресным и праздничным дням, потом - с января 1838 года - ежедневно, но только на лошадях, выполнявших функцию паровоза, и, наконец, с 4 апреля 1838 года - ежедневно, и уже с настоящим локомотивом.
Когда в наши дни смотришь на изображения тех лет, где почти игрушечные вагончики тянет миниатюрный паровозик, трудно удержаться от снисходительной улыбки; между тем эти крохотные поезда, с грохотом и свистом катившие по тонкой нитке рельсов между Петербургом и Павловском (чтобы пассажиры меньше страдали от шума, в переднем открытом вагончике даже играл оркестр), в свое время начисто перевернули все привычные понятия о скорости и расстоянии.
Естественно, что быстрое и удобное средство сообщения со столицей стало привлекать в Павловск все больше и больше людей, и вокруг дворцового парка начали появляться дачные участки, которые росли здесь, как грибы после дождя. Сюда охотно приезжали на лето не только чиновники всех рангов, отставные офицеры и генералы, промышленники и купцы, но и представители "свободных" профессий - художники, музыканты, артисты, писатели. Известно, что в Павловске неоднократно бывал Ф. М. Достоевский, любивший эти места; недаром важные сцены романа "Идиот" происходят именно здесь.
В мае 1838 года открылось здание Павловского вокзала, которому суждено было сыграть важную роль в русской культурной жизни XIX века. Автором проекта был крупный русский архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер (1802_1865), строитель многих известных сооружений, украшающих центр Петербурга, в числе которых Мариинский дворец на Исаакиевской площади, дворец Белосельских-Белозерских на углу Невского проспекта и набережной реки Фонтанки и ряд других.
Большое каменное здание Павловского вокзала с расходящимися полукруглыми крыльями выглядело весьма импозантно. По размерам, оформлению, обилию и разнообразию помещений оно далеко выходило за пределы обычных представлений о железнодорожной станции, да и предназначалось практически не только для приобретения билетов и ожидания поезда. Наоборот, здесь было сделано все, чтобы привлечь публику не на считанные минуты, а на долгие часы: при вокзале имелся не только обязательный ресторан, не только сад с фонтанами для отдыха, но и большой концертный зал, рассчитанный на несколько сот человек.
Часто бывавший здесь драматург Н. В. Кукольник писал композитору М. И. Глинке: "Вообрази себе огромное здание, расположенное в полукруге, с открытыми галереями, великолепными залами, множеством отдельных номеров, весьма покойных и удобных. <...> Великолепная зала, с большим искусством расположенная архитектором Штакеншнейдером, строителем вокзала, украшенная множеством четырехгранных колонн, обширными хорами и весьма затейливым фонтаном, вся установлена столами и снабжена двумя роскошными буфетами".
Упоминание о столь прозаических вещах, как столы и буфеты, может показаться неуместным, но нельзя забывать, что первоначально концертной эстрады не было: оркестр располагался на хорах и играл во время обеда, а вечерами - для танцев. Именно с такой чисто развлекательной программы началась история Павловского музыкального вокзала. Вскоре здесь стали организовывать настоящие концерты, куда публика приходила специально, чтобы слушать музыку, а не наслаждаться приятным звуковым десертом после сытного обеда. Появилась эстрада, стулья выстроились в ряды, за пюпитрами заняли места первоклассные скрипачи, виолончелисты, и постепенно концерты в Павловском вокзале стали привлекать все более разнообразную аудиторию. Первоначально исполнялась преимущественно танцевальная музыка: вальсы, польки, галопы, но со временем прочное место в репертуаре заняли и серьезные симфонические произведения крупных форм.
Павловские концерты были столь популярными, что многие приезжали сюда из столицы только для того, чтобы побывать на них. Все возрастающий интерес к музыкальным вечерам отразился и на уровне исполнения: если вначале слух публики, в достаточной мере случайной и разношерстной, услаждали спрятанные на хорах и отнюдь не первоклассные небольшие оркестры - военный, тирольский, цыганский, то позднее они уступили место концертным ансамблям, мастерство которых отвечало самым высоким требованиям.
В числе дирижеров, руководивших оркестром в Павловске, были музыканты с европейским именем - И. Лабицкий, Г. Герман, братья Гунгли, а позднее В. Главач, Л. Ауэр, известные композиторы А. Глазунов, А. Лядов и многие другие.
В течение шестнадцати лет, с 1856 по 1872 год, с некоторыми перерывами, выступал в Павловске замечательный австрийский композитор, "король вальса", - Иоганн Штраус, под руководством которого оркестр достиг высокой степени совершенства. Гость из Австрии в бытность его в Павловске немало сделал для пропаганды русской музыки. Он охотно включал в программы произведения М. И. Глинки, А. Н. Серова. Под его руководством состоялось одно из первых публичных исполнений сочинений П. И. Чайковского: в 1865 году оркестр сыграл "Танцы сенных девушек" молодого композитора. В свою очередь, сам Штраус испытал глубокое влияние русской музыкальной - и не только музыкальной - культуры. О годах, проведенных в России, он впоследствии вспоминал с радостью и нежностью, а впечатления о Павловске стали для него источником творческого вдохновения, воплотившись в чудесные мелодии.
Музыкальные вечера в Павловском вокзале (его чаще называли "курзал", то есть зал отдыха) продолжались свыше ста лет, и роль их в развитии отечественной культуры трудно переоценить. Концертный зал Павловска называли первой русской филармонией, музыкальным оазисом Петербурга. На его Эстраде выступали не только выдающиеся дирижеры. Здесь не раз звучал могучий голос Ф. И. Шаляпина, здесь пели известные вокалисты И. Ершов, М. и Н. Фигнеры, М. Долина, И. Тартаков, А. Вяльцева, играли инструменталисты: скрипач И. Смит, виолончелисты А. Вержбилович, Э. Жакобс и другие видные мастера музыкального искусства.

Hosted by uCoz